15 - 10 - 2021

Основоположник калмыковедения

 

Библиотека-территория памяти.

 

Есть три системы накопления и хранения исторической памяти – архивы, библиотеки и, конечно, музеи, именно в них собрана вся датируемая история человечества, обеспечивающая незримую, но очень необходимую связь поколений, а главное - дающая понимание как все происходило.

К примеру, цитата из отчета, датированного 14-м апреля 1922 года, Областному Калмыцкому съезду Советов о деятельности Музейно-архивного отдела, «рисует» нам картину начала деятельности Национального музея республики, отмечающего в этом году свой вековой юбилей. 100 лет и Национальному архиву республики.

«Занимаясь работой над архивными документами, отдел озабочен и организацией Калмыцкого историко-этнографического музея, открытого в память получения автономии калмыцким народом. В этот музей собираются, преимущественно путем пожертвования, предметы калмыцкого быта, старины и искусства. Для ознакомления широких народных масс с задачами музея была издана брошюра «К открытию Областного калмыцкого историко-этнографического музея» с рядом статей, показывающих научную важность собираемых предметов, и призывающих население Калмыцкой области откликнуться на призыв к собиранию этих памятников в музей. Брошюра распространялась по Калмыцкой области вместе с кратким печатным «Воззванием», где перечислялись предметы, какие особенно желательно было бы иметь в музее. Многие из калмыков откликнулись на этот призыв и доставили в музей предметы старины, преимущественно культового значения... По инвентарю в музее значится до 100 предметов», – так писал в этом отчете Николай Николаевич Пальмов.

К большому сожалению, собранный уникальный фонд был утрачен в годы Великой Отечественной войны и депортации. Современный фонд сформирован уже после восстановления республики. В том, что 29 мая 1968 года Совет Министров Калмыцкой АССР принял постановление «О присвоении Калмыцкому республиканскому краеведческому музею имени профессора Н.Н. Пальмова» видится не только дань уважения и памяти. Если исходить из того, что историк, по мнению французского ученого Люсьена Февра, «это не тот, кто знает, а тот, кто ищет», то это и высшая справедливость. В ряду тех, кто «нашел» историю нашего народа, дал нам возможность осознать себя в общем историческом контексте немало российских ученых, знание имен которых можно отнести к категории не только познавательных, но и этических ценностей.

И в этой плеяде особое место занимает Н.Н. Пальмов, о котором в 1929 г. в г. «Красная степь» Анджур Пюрбеевич Пюрбеев, председатель ЦИК Калмыцкой области, писал: «Большая заслуга Н.Н. Пальмова перед калмыцким народом заключается в том, что он своей долголетней, неимоверно трудной научной работой, из испепелившихся архивных бумаг восстановил ценнейшее достояние для калмыков – его собственную историю…».

В Астрахани, которая до обретения национальной государственности была для калмыков административным центром, в подвале Дома калмыцкого народа с 1847 г. размещался Калмыцкий архив. В 1920 г., согласно новой государственной структуре, он вошел в состав архивно-музейной секции, созданной в 1921 г. при областном отделе народного образования. Назначенный руководителем секции Н. Пальмов со своими помощниками – художником С.П. Сахаровым и научным сотрудником А.А. Лебединским приступил к созданию нового советского архива и организации краеведческого музея. Пальмов отмечал, что «немало пришлось поработать над архивом, искалеченным гражданской войной. Надо было не только привести его в порядок, но и сделать его доступным для научного пользования». Он вспоминал, что документы были разбросаны по помещению, ставшему местом ожесточенных боев, использовались для строительства баррикад. Так, очищая от пыли, копоти и грязи древние тома, свитки с зая-пандитскими письменами, разбирая их полистно и раскладывая по хронологии, ученый с коллегами сохранил документы с 1713 года, отражающие историю калмыцкого ханства, развитие русско-калмыцких отношений, деятельность царской администрации с 1771 по 1917 годы, участие калмыков в Крестьянской войне под предводительством Е. Пугачева, в Отечественной войне 1812 г., становление республики после революции, развитие науки, культуры и многое другое.

Надо отметить, что своей задачей Пальмов ставил не только систематизацию найденных документов, а считал необходимым и широкое распространение исторических знаний, воссоздание для народа его «живого прошлого». «В целях ознакомления калмыцкой интеллигенции с результатами работ по изучению документов архива, для пробуждения у них интереса к родной истории и возбуждения желания принять посильное участие в ее разработке, отдел решил устраивать открытые научные заседания…», – отмечал все в том же отчете Пальмов. Он читал лекции для сотрудников Калмоблиспокома, работников Советов, молодежи, сопровождая их выставками архивных документов, занимался подготовкой архивистов-специалистов коренной национальности, считая это обязательным условием для дальнейшего сохранения и развития архивной отрасли республики. Кстати, эти заседания по его воспоминаниям «были настолько многолюдны», что помещение архива становилось тесным, приходилось переходить «в более просторную комнату присутствия ЦИКа Калмыцкой Автономной Области». Им же был разработан курс лекций по истории калмыцкого народа, которые он читал для студентов Астраханского педагогического техникума.

В 1922 году, основываясь на архивах, Пальмов написал научную работу, вышедшую в первом номере «Ойратских известий», и ставшую началом его исследовательской работы в калмыковедении - «Очерк истории калмыцкого народа за время его пребывания в пределах России», переизданный в 2007 году. Основной его труд по этой теме «Этюды по истории приволжских калмыков» в пяти частях вышел в 1926-1932 гг.

При его же непосредственном участии 23 марта 1921 г. был открыт краеведческий музей, которым он руководил с 1922 г. до конца 1923 г., когда при разделении архивно-музейной секции его назначили заведовать архивным бюро, но он продолжал уделять внимание вопросам развития музея. Таким образом, он стал первым ученым-архивистом и ученым-музееведом в молодой автономной области.

Сочетание исследовательских качеств, преданности любимому делу, энтузиазма, подвижничества и тщательности в одном человеке, пожалуй, явление редкое, но если бы не это, то, несомненно, мы бы безвозвратно утратили огромный пласт своей истории. Так что нам повезло, что именно этот образованнейший человек своего времени в ответственный период возглавил наш архив.

Сегодня спасенные им документы являются важнейшим источником для исследовательской работы ученых, требующей богатства фактического материала, достоверности. Приведу в качестве примера монографию профессора кафедры русского языка и общего языкознания КалмГУ Сусеевой Д.А. «Письма калмыцких ханов и их современников. Избранное». Дело в том, что переписка калмыцких ханов XVII-XVIII вв. имеет историческую ценность не только для калмыцкого народа, но и для истории всего государства, ведь таких официальных документов нет ни у одного народа России. Объясняется это тем, что в XVIII веке государственность в составе России имели только калмыки.

С 1921 года в течение 13 лет Николай Николаевич Пальмов возглавлял архивную службу Калмыкии, планов было много, судя по его переписке с руководителями области, но им, к сожалению, не суждено было сбыться – 11 февраля 1934 г. профессор скоропостижно скончался.

Народный писатель Калмыкии Алексей Балакаев писал: «Нам, калмыкам, всегда везло на бескорыстных и благородных людей других национальностей, в первую очередь, русских. Одним из них является Н.Н. Пальмов, родоначальник архивной службы Калмыкии. Перед ним мы должны склонить голову, его имя мы должны вечно хранить в своих сердцах…». Будем помнить и хранить.

Интересующиеся биографией Н.Н. Пальмова, его трудами могут обратиться в научную библиотеку.

 

С. Богаева, зав. ОМР НБ